воскресенье, 26 октября 2014 г.

Памятники не абы кому ставят

Нельзя сказать, что после знакомства с Китионом, которое состоялось у руин его северо-западной стены, мои дальнейшие перемещения по Ларнаке напоминали хронику исторических событий города, но сейчас можно не отвлекаться, чтобы не запутаться в сложной череде завоевателей и побеждённых.  


Итак, ассирийцев выгнали египтяне, а на острове продолжали жить греки и финикийцы, платя мзду египетскому фараону. Дальше пришли персы, которым египтяне сдали Кипр без боя, а на острове продолжали жить греки и финикийцы, платя мзду персидскому царю.
Однако во время греко-персидских войн Греция вспомнила, что на Кипре остались сыны Эллады и надо бы их освободить. И вот уже греческий флот, состоящий из 200 кораблей, устремляется к кипрским берегам, к могучему Китиону.  

         А в нашей истории появляется имя конкретного человека вместо обобщенных греков – финикийцев. И это связано, как я думаю, с развитием науки и искусства: можно сколько угодно бряцать оружием, но если об этих подвигах никто не расскажет, то никто и не услышит. А стали активны древнегреческие историки, поэты (в данном случае, главным образом, Плутарх), и мы теперь знаем о деяниях человека, которому я бы дала эпитет «первый герой Кипра», или, по крайней мере, Ларнаки. 

     Имя его Кимон, и почитается он здесь и по сей день. В честь него названа одна из нескольких крупных улиц  Ларнаки (на ней находился отель, в котором я жила), установлено несколько памятников (два я точно видела), один из них в самом посещаемом месте города – на набережной Финикудес.

На синем фоне неба и моря белоснежный облик полководца в воинских доспехах выглядит и ярко, и торжественно.  Жаль, нет никакой таблички ни о нем, ни о его деяниях, лишь надпись на непонятном греческом языке. А какой смысл памятника, если ничего неизвестно? Просто посмотреть и сказать, что неплохо смотрится?

До поездки имя Кимона мне ни о чем не говорило, и чтобы запомнить адрес отеля, а, соответственно, название улицы, единственная ассоциация, пришедшая в голову, было «кимоно». Вот, думаю, странные эти киприоты. А ведь у Плутарха, которого я когда-то читала, о Кимоне написано немало… Лишнее подтверждение, что и для понимания, и для запоминания нужен интерес. После поездки перечитала уже с этим самым немалым интересом, открыв для себя много полезного и поучительного. 

Кимон не одержал блистательной победы на Кипре, более того погиб здесь. По легенде перед смертью он прошептал слова: «Даже умерев, я победил». Мне представляется это сомнительным, поскольку победы его воинов будут уже позже (действительно, после его смерти). 

   Китион еще не раз будет переходить из рук в руки, но он уже никогда не приобретет той мощи и значения важнейшего порта на Средиземноморье, каковым являлся при финикийцах.
Глядя на море (и повернувшись спиной к лежакам с разомлевшими на солнце телами), можно представить себе, как медленно спешат сюда многочисленные суда и судёнушки ...

   Нет, не такие, как сейчас. К примеру, такие:



        Если для Кимона Китий стал местом смерти, то для другого античного персонажа, город стал местом рождения.

Зенон Китийский

        
         Раньше я бы просто назвала его Зеноном, но теперь, отягощенная новыми знаниями, говорю: Зенон Китийский. Во-первых, теперь уже понятно о каком городе идет речь – Китион (Китий) стал не абстрактным, а вполне реальным. Во-вторых (главное), древнегреческих философов с именем Зенон было несколько («Зенон» означает «принадлежащий Зевсу», «божественный»). Наиболее известны апории другого Зенона – Элейского, говоря откровенно, я знала только одну из них: «Ахиллес и черепаха», прочитав другие, могу сказать, что они в том же духе.  

        Зенон Китийский, возможно, достоин большей известности, поскольку, созданное им философское учение, претерпевая трансформации на протяжении столетий, живо до сих. Да, он основатель школы стоицизма, а слово «стоик» давно стало нарицательным. Кстати, «стоик» в переводе с греческого обозначает всего лишь портик, место, выбранное Зеноном в Афинах, где он делился своими премудростями с учениками.

Ни ледяная зима, ни льющийся дождь бесконечный 
Не укрощают его, ни зной, ни жало болезней, 
Ни многолюдные праздники духа его не расслабят: 
Ночью и днем прилежит он душой к обретению знанья.

         Имя Зенона в Ларнаке увековечено самыми разными способами, и создается впечатление, что оно значительно популярнее, чем имя Кимона. Перечислю только то, что было замечено мною лично:

- Конечно, ему установлен памятник. Каждый раз проходя мимо, думала: надо бы сфотографировать, и каждый раз оставляла на «потом». Что бывает «потом» известно, так что фотографии нет. Особен-ными художественными достоинствами бюст не отличался, а «склеротичник» (в виде фото) в данном случае не так и нужен;

- В честь него названа одна из центральных (наиболее посещаемых туристами) улиц. И это очень здорово: и запомнить легко, и прочитать название несложно;
- Автобусная компания в Ларнаке носит его имя;

- Ну, и наконец, именно его лик изображен на гербе Ларнаки. 

Вот я и думаю, много ли российских городов, которые сочли необходимым разместить на своем гербе изображение ученого?

2 комментария:

  1. А что Колтуши? Уж тогда село Павлово... Только не припомню, чтобы у него герб был.

    ОтветитьУдалить