среда, 24 декабря 2014 г.

Пафос. Катакомбы Св.Соломонии

"Прохожий, остановись!"


Самые глубокие ощущения в Пафосе я испытала, пожалуй, при осмотре катакомб Соломонии, чему способствовали сложившиеся обстоятельства. А сложились они вследствие большого желания их посмотреть, какой-то глупой беспечности, некоторой неорганизованности и недостаточности подготовки (информации). Именно поэтому не могу советовать повторять мой опыт, с другой стороны — при «цивилизованном» посещении, не уверена, что испытала бы те же эмоции.


Знания мои заключались в том, что есть в Пафосе пещера, где когда-то нашла убежище Соломония, преследуемая за свою веру на родине, в Иудее. Тем не менее, позже она и ее дети, бывшие с ней, были схвачены и казнены, поскольку так и не захотели отречься. В этих катакомбах они и были похоронены.

В дальнейшем место использовалось и для христианский захоронений, и для убежища христиан в более поздние времена, увы, такие времена были. Здесь же была построена церковь, долгое время служившая людям, но которая до наших дней не сохранилась. Но сохранилось фисташковое дерево, которое растет долгие годы. Некоторые называют его святым, а очень и очень многие оставляют на его ветвях какую-нибудь вещичку, надеясь получить помощь или исцеление.






Ближе к вечеру, идя по улице Пафоса, я увидела его – дерево, увешенное разноцветными тряпочками. Не заметить невозможно, и я поняла, что нахожусь у катакомб Святой Соломонии.





Дерево не то, что корнями было погружено вглубь, оно росло изнутри, лишь своей кроной прикрывая пещеру снаружи.

















Вниз уходила лестница, но лишь до первой лестничной площадки было светло, далее она вела в полную темноту. Передо мной встал выбор: либо попробовать побывать внутри сейчас, либо вернуться сюда на следующий день. Уверенности, что найду это место еще раз у меня не было, поэтому руководствуясь принципом «бог не выдаст, свинья не съест», я склонилась к первому варианту. Элементы здравого смысла тоже присутствовали, поскольку дальше должно быть открытое пространство, откуда вырастало дерево, и хотя солнце уже садилось, на улице было еще достаточно светло, так что что-нибудь я увижу, да и лестница оборудована перилами - смогу спуститься. 


Вобщем-то, так оно и оказалось. Но шаг влево, шаг вправо – кромешная тьма.
И вот это отсутствие света, отсутствие звуков и рождало в душе сопереживание тем людям, которые вынуждены были здесь жить. Как бы я не восхищалась древними мозаиками в Археологическом парке, искусными кружевами Лефкары и пр. и пр., это всегда был взгляд стороннего наблюдателя, что там говорить, - туриста. А здесь я не видела почти ничего, и тем не менее, мыслей и чувств было предостаточно.



Уже собираясь уходить, стоя в совершенно темном помещении, решила сделать фотографию, предвидя, что ничего хорошего не получится, но на память, по крайней мере, останется. И тут меня ждал сюрприз. На освещенных светом вспышки стенах были иконы.


Рассмотреть их я не успевала. Они на мгновение появлялись и тут же исчезали, поглощенные темнотой. Это было незабываемо.




















            Темнота ... Вспышка ... Лик ... Темнота




















Уже имея хоть какой-то источник света, стала осматриваться вокруг. 



Да, вот и фрески, которые, как считается, выполнены во времена крестоносцев, еще до того, как на этом месте была возведена церковь.


Еще одна лестница уходила дальше, но поскольку ступени было видно только при свете вспышки, идти по ней я не решилась.


Пофотографировав еще, чтобы хоть что-то увидеть, а потом уже более внимательно рассмотреть, я продолжила путь по улицам городам, глядя на всё уже несколько иначе. Но это другая история, а и эта еще не была закончена.


 Хорошо кто-то сказал о «послевкусии» путешествия, когда вернувшись, можешь осмыслить то, что с тобой было в поездке, поразмышлять об увиденном, прочитать более детально о том, что «зацепило».

Среди прочего нахожу в описании этих катакомб существование колодца, о целительных свойствах воды которого не так уж мало и написано. «Вот», думаю, «хорошо, что я дальше не полезла, еще не хватало бы в темноте в него угодить. Тем более и народа никакого рядом не было». Дальше – больше. Рассматриваю фотографии. 


Как ни смотри, а вода. 


Так я стояла на самом его краю. Не видела. Стало страшно.





Комментариев нет:

Отправить комментарий